Докажите, что вы человек кликнув сюда

 
 
Было одно только желание поскорей куда-нибудь дойти, упасть, полежать, отдохнуть. Полковник захохотал:”Живи, гнида!” Водитель бронетранспортера обернулся.
 
намой. Из подкладки панамы он
 

В сгущающейся темноте не было видно, кто лежит на носилках.

Увидел в щель солнечный свет.

он проскочил, не заметив. То

Он не дошел еще и до Мертвой реки, а ноги уже предательски задрожали, норовя подогнуться.

Автоматные стволы за плечами через панаму больно тыкались в затылок.

 

Парень присел на корточки, передернул затвор и приложил автомат к плечу, собираясь сразиться с двумя стальными машинами, чье стрекотание превратилось теперь в грохот, от которого мелко задрожали камни, а из трещин заструился песок, попадая в волосы, за шиворот, в глаза.

Хабибула показал на дикого козла, который торопливо удирал от них по склону, сказал, что он похож на шурави такой же вонючий и трусливый.
Разнесло и ладонь, и запястье.
 Нету у меня.

с бронетранспортера. Пошатну   азу распознал в сигаретах кося   гоняя прикладом автомата, как

 
  чтобы видеть буквы, иногда от
янулся, отдал честь. Полковни
 

Подмешали спирту в сгущенку, стали обезьяну с ложки кормить.
Дневальный пожал плечами.

Он не знал, сколько километров они сегодня прошли, сколько раз поднялись на горы и спустились с них, сколько преодолели перевалов и ущелий, сколько ручьев пересекли, одно он знал точно, что ног у него больше нет и не будет никогда… ну уж неделю точно! Он старался не думать о том, как будет снимать ботинки и что он там увидит, когда снимет. Он справил нужду и направился к выходу, на ходу застегивая брюки, когда дорогу ему преградил парень в бушлате.